Экологика. Как воспринимали мир наши предки

«Птицы прилетели – зима кончилась», — говорит Зоя Силе, хранительница истории и преданий ливов. Ливы – древний угасающий финно-угорский народ, живущий тысячи лет на южном побережье Балтийского моря и того залива, который теперь именуется Рижским и который когда-то пришедшие в эти края немцы назвали Ливским. И всю страну – Лифляндией, землей ливов. На этой исконно ливской земле, недалеко от моря в исторической области Латвии — Курземе, стоит сейчас наш дом.

Зоя Силе говорит:

— Птицы прилетели – зима кончилась.

— Значит, — уточняю, — когда птицы улетают – зима начинается?

— Ну, конечно, — отвечает она.

Для человека города, воспитанника и прилежного ученика нынешней цивилизации, это звучит странно. Как так? Ведь зима, как мы со школы знаем, – явление космическое. Наша планета поворачивается свое северное полушарие к Солнцу, солнечные лучи лучше пригревают, становится теплее – вот зиме и конец. А птицы – что ж птицы… Причина – угол наклона земной оси, причина – потепление. И следствие – прилет птиц в наши края. Если наоборот – для просвещенного европейца неправильно, нелогично. Но для Зои Силе, буквально пропитанной мифологическими представлениями предков о мире, их сказками, поверьями, приметами и присловьями, — все как раз совершенно нормально.

«Встанет у берегов лед – придут холода, а пока море открыто – будет тепло». (Это у нас все знают на курземском побережье).

«Гроза гремит – садись на землю». (Ливы точно знали, что только когда начинаются весенние грозы, тогда и можно посидеть на прогретой солнцем земле).

— Да это ж просто народные приметы! – воскликнет искушенный читатель. — Это же события-маркеры, абсолютно незначительные, но по которым можно судить о серьезных природных процессах.

Народные приметы действительно выглядят для нас логическими перевертышами.

Но перевертыши ли они? Последуем за логикой предков.

Нынешняя зима в Латвии холодами не баловала – в основном стояли плюсовые температуры. Ну, и где тут угол поворота земной оси? Угол стоял, как надо. Солнце тоже держалось от Курзиме на нужном расстоянии. Однако иногда было откровенно тепло, как сейчас, весной. Но вот перелетных птиц не было. И календарь подтверждал: зима. Стали появляться перелетные птицы – журавли, лебеди. И хоть погода не изменилась, все начало преображаться, оживать. Здесь уже ошибки быть не может, это хорошо чувствуешь даже по собственному внутреннему состоянию. Все, весна пришла! И весну принесли птицы.

 

Объяснение, конечно, спорное. У вас есть другое? Однако ведь действительно, если вдуматься, перелетные птицы – только незначительная часть грандиозной космической системы, куда включены и Солнце, и Земля, и моря, и человек, и животные, и не знаю, что там еще. Система работает как часы. А в часах важны все части механизма. Без малейшей пружинки, без самого что ни на есть незаметного винтика они работать не будут. Потому что это – система. Единая система без изъятий. В ней нет отдельных причин и следствий. Она сама одновременно — и причина, и следствие самой себя.

Вот так и выходит: не прилетят птицы – будет зима. А прилетят – закончится, весна настанет. И потому не удивительно, что ливские женщины даже в сегодняшнем ливском поселке Колка на морском берегу поют песни, призывая весенних птиц.

Это особая логика, унаследованная от предков. Гораздо более системная логика, чем та, к которой мы привыкли. Экологика. Где «эко» в переводе с греческого – дом. Дом, как одна из сложных и совершенных систем, в которых мы существуем. А «логика» с того же греческого – это правильное мышление о чем-то, разумное отношение к чему-то.

Экологика – это Понимание Дома и Разумное Отношение к Дому.

«Появились желтые цветы – можно лезь в воду». В море в наших местах запрещают купаться, пока на побережье не появятся жёлтые цветы. Это происходит в конце мая — начале июня: разных оттенков жёлтые соцветья сосны опадают, и ветер относит их в воду. Значит, морская вода уже достаточно прогрелась. Ливы не сомневаются, что «сосна даёт морю здоровье», а море делится здоровьем с нами.

При этом хочу обратить ваше внимание на одну характерное свойство экологики. Это свойство, эта, может быть, ее главная особенность в том, что мы не можем знать и не знаем всей системы – ни ее характера, ни ее устройства, ни даже ее реальных масштабов. Но мы видим связь между сопутствующими друг другу явлениями и пользуемся этим. Познание так называемых законов природы, «как это работает», – это вовсе не познание природы в целом, «почему это работает».

Как, к примеру, мы управляем электричеством? Никто в мире не знает, что такое электрический ток. Я серьезно. Но некоторые из нас умеют конструировать электрические приборы и машины, многие даже умеют проложить проводку. И буквально все мы умеем нажать выключатель, чтобы зажегся свет.

Специалисты в области нейрофизиологи уже пришли к выводу о принципиальной непознаваемости человеческого мозга (об этом часто говорит в своих мега-популярных выступлениях в сети Т. Черниговская). Но кому-то это не мешает мозгом пользоваться – некоторым даже лучше, чем другим.

Нас, практиков нейро-лингвистического программирования (НЛП), иногда коллеги-психологи обвиняют в отсутствии серьезной, стройной, теории. Действительно, о чем мы знаем – о том говорим, о чем только догадываемся – то поясняем на примерах, в образах и метафорах, а о чем не знаем – молчим. Вся картина («почему работает») нам неизвестна. И не известна никому. Но нам понятно: «как». Нравится это кому-то или нет, НЛП стало сегодня самой успешной психотехнологией именно потому, что глубоко экологично, и именно в том смысле, о котором мы сейчас ведем речь. НЛП родилось и каждодневно продолжает рождаться из реального опыта, из практического эксперимента. Из жизни.

В том числе — и из опыта наших предков, курземских ливов, которые в средние века, но еще даже в середине 19 века, считались сильнейшими колдунами Европы. А что такое, строго говоря, колдовство (не люблю это слово, из-за безумной охоты на ведьм слишком у него сильная, как говорится, отрицательная коннотация)? Это — невнятное бормотание над крысиными хвостами? Безумные пляски с рогами на голове вокруг костра? Конечно, нет. Так вы аудиторию, конечно, удержите, но недолго. Колдовство, волшебство, магия – это то, что работает. Веками, тысячелетиями. Каким образом работает? Почему? Неизвестно. Но – работает!

 

Многие из нас слышали: не свисти дома – денег не будет. Не знаю, не проверял, нет у меня привычки дома свистеть. Но вот рыбаки-ливы точно знали: категорически нельзя свистеть в море, иначе привлечешь штормовой ветер. Были у них и специальные заговоры против сильного ветра (с разными ветрами у них вообще были особые отношения). А если на мореходов налетал шторм, они, во спасение, начинали скрести ногтями судовую мачту. Чудно? Конечно. Однако в одной из книг знаменитого российского путешественника Федора Конюхова я прочитал, что однажды он попал в такой шторм, что ни малейшей надежды остаться в живых не осталось. И он, может быть, впервые в жизни стал искренне молиться Святому Николаю Чудотворцу. И ветер стих, волны успокоились. Недавно я видел Федора на ЮТубе. Видел в рясе – он, не оставляя своих путешествий, стал теперь православным священником.

Один из старинных европейских трактатов содержит рассказ, как лив из наших краев продемонстрировал немцу чудо: «Однажды один человек… показал мне траву, которая имела черный стебель и зазубренные черные круглые листья. Он заявил, что может не только охладить кипящую воду, но даже превратить ее в лед. Для того, чтобы это увидеть, я велел налить воды и вскипятить ее. Во время кипения он бросил туда кусок травы. Вода не только перестала кипеть, но через короткое время образовалась корка, похожая на лед, в которой можно было видеть отражение травы, которую этот человек бросил в воду».

Эх, обманул кудесник простодушного немца! Тем более, что траву эту ботаники сегодня найти не могут. Да, по прошествии веков можно, конечно, объяснить тот случай простой ловкостью рук. Но только исторические источники свидетельствуют: устойчивые поверья, что этносы, живущие в холодном климате, могут каким-то образом вызывать сильный холод, были очень распространены в средневековой Европе и, в частности, на крайнем западе ее северной части, там, где ливских кудесников и их коллег хорошо знали. Согласно «Орозию» английского короля Альфреда Великого (9 век), среди эстов, соседей и ближайших финно-угорских родственников наших ливов, есть племя, которое способно замораживать покойника и превращать воду и пиво в лед летом.

Вот и думайте…

С нашим добрым товарищем Игорем Честиным, директором российского Фонда дикой природы и весьма умным, образованным человеком, мы говорили о цунами. И Игорь сказал, что даже небольшая лодка может изменить направление движения и силу гигантской волны. Только она должна оказаться в нужное время в нужном месте. Ну, и в нужной позиции или состоянии. Чтобы она стала частью системы. И тогда эта лодка – иначе говоря, энергия малого элемента системы — может изменить многое, даже состояние всей системы.

 

Это – экологика. В концентрированном выражении, рычаг Архимеда: «Дайте мне точку опоры – и я переверну Землю». Маленький человек и невероятной тяжести планета. Древнегреческий естествоиспытатель постиг закон рычага, которым до него пользовались миллионы раз, столько же – после него, и миллионы раз еще будут пользоваться. Но вот почему рычаг работает именно таким образом, всегда ли он будет так работать и везде ли во Вселенной он будет работать именно так – вопрос остался. Ну и что?

Или, скажем, тоже вполне экологичный, т.е. реальный и в принципе исполнимый, но безумный (если оценивать со стороны) запрос, который недавно на одной деловой встрече озвучил успешный бизнесмен: «Хочу найти маленькую акупунктурную точку влияния на себя и на мир».

Вся штука в том, чтобы обнаружить, где у электрической лампочки выключатель. В том, чтобы найти, если это возможно, «точку опоры» вне Земли. В том, чтобы понять хотя бы, по какому принципу устроена акупунктура. В общем, не в тщетных попытках постичь систему, а в обретении знания рычагов влияния на систему, механизма управления ей.

Мы можем мыслить логически, а можем – экологически. Лучше – и так, и эдак, что, по моему скромному опыту, существенно расширяет кругозор. Но главное – не отвергать ничего из доставшегося нам в наследство инструментального сундучка наших предков только потому, что мы не знаем (а, возможно, и никогда не узнаем), почему это работает.

Вот сейчас, когда я пишу эти строки, за окном моросит дождь и довольно прохладно. После теплой зимы такая весна в латвийской Курземе. Но меня это не огорчает, потому что я точно знаю, что ливские женщины из ливского поселка Колка днем 23 марта вышли на берег Балтики, чтобы своим пением звать перелетных птиц (не все они еще прилетели). И птицы точно прилетят. И потому весна точно наступит. А потом будет лето.

Только, ради Бога, не садитесь на голую землю, пока не загремят майские грозы! Мало ли чего…

Автор: Владимир Владиславов, центр «Берег Силы» .