Берег Силы
Европейский тренинговый центр
29 ноября  • 

Отпустить – не значит бросить

Мне никогда специально не приходилось заниматься подростковой темой, но за 27 лет практики бывали самые разные клиенты, в том числе, конечно, и детки всех возрастов. И еще Бог дал мне счастье быть счастливой женой и матерью четверых детей: наша старшая дочь уже замужем, а еще растут трое сыновей18, 15 и 11 лет. Так что с радостями и трудностями подростков мы имели и имеем дело как в жизни, так и в профессии.

Недавно издательство АСТ-Прайм — с которым у нас на сегодняшний день, по-моему, сложились почти родственные отношения после четырех написанных мной для него книг, — пригласило меня поучаствовать в масштабном проекте против школьного буллинга (так теперь называют травлю подростками своего сверстника).

Предполагалось, что Ульяна Меньшикова, — блогер, писатель, журналист и регент церковного хора, — поделится в ней своей личной историей о том, как ей пришлось защищать от травли и бездарности школьного руководства своего сына. Возможно, многие из вас читали страшную публикацию Ульяны, взорвавшую не так давно интернет. Мне было предложено, как психологу, взять на себя часть книги о подростковом буллинге для подробного комментария.

У нас в Европейском тренинговом центре «Берег Силы» работает коллега Николай Бензерук — специалист по подросткам, опытный клиницист, спортсмен, красавец и очень порядочный человек. Летом 2019 года он провел на «Берегу Силы» первый коммуникативный тренинг для ребят от 10 до 16 лет. Мы с Колей подумали-подумали и решили, что будет правильнее «мужскую» часть комментариев психолога взять ему, а женскую («мамину») я оставила себе. Коля забрал себе комментарии психолога для подростков-мальчиков и их пап, а я — рекомендации психолога для их мам.

Писать отдельно о «девичьем буллинге» мы не стали, поскольку травля девочек, по сути, ничем не отличается от травли мальчиков, только «мальчуковые» истории, как правило, намного жестче. И девочки, слава Богу, гораздо легче рассказывают дома о том, что с ними происходит, своим родителям и не стесняются принять от них помощь в сложных ситуациях.

Почему мне показалось важным разделить в теме помощи мальчикам-подросткам мужскую и женскую линии?

Потому что женщина никогда не поймет мужчину изнутри. У женщины опыт драк заканчивается, по большей части, в детстве, потому что в подростковом возрасте девочки самоутверждаются уже по-другому. А вот у мальчиков с детства и до старости может возникать необходимость силового решения проблемы.

У любой мамы может быть только два варианта в отношениях с взрослеющим сыном: либо она его отпускает, либо нет. Первый вариантправильный, второйнеправильный.

Если мама не отпускает от себя своего сына, продолжая жить и чувствовать за него и вместо него, то ему грозит «девичье» поведение в конфликте.

Если мама отпускает сына, то есть видит в нем независимую личность и подрастающего мужчину, то даже в этом случае ее подстерегает еще одна опасность: романтизация мужского мира. Мы, женщины, можем только представлять себе, что чувствует наш сын-подросток изнутри конфликтной ситуации, когда неизбежно физической столкновение.

В связи с этим мне вспоминается курс психодрамы, который я проходила, повышая свою квалификацию, и то, как мы всей группой проживали миф о Парсифале. Это миф о формировании мужчины — с раннего детства, когда он жил в лесу со своей мамой, и до взрослого зрелого человека, Рыцаря Круглого Стола, обретшего свой Грааль.

И участникам психодраматической группы, как всегда, можно было попробовать себя во всех ролях мифа. Так, девушка могла, наряду с примеренными на себя женскими ролями из мифа, какое-то время побыть и Парсифалем на всех его возрастных этапах, а молодой человек — его мамой или одной из его дам.

Было очень интересно осознать, насколько мы, женщины, по-другому понимаем мужской мир, чем сами мужчины.

Предположим, нужно максимально правдиво прочувствовать и проиграть один из эпизодов мифа - сцену битвы одного отряда рыцарей с другим отрядом рыцарей.

Вот как проигрывает начало этого эпизода один из мужчин. Его ноги — как пружина, дыхание частое, он напряженно смотрит по сторонам и с легким смешком говорит: «Ну чё, мужики, побазарим?»

И вот как проигрывает роль одного из рыцарей в той же самой сцене молодая женщина. У нее горделиво поднята голова, спина прямая, жесты свободны и расслаблены, голос - грудной и спокойный. Она смотрит в глаза своим потенциальным противникам и произносит от лица Парсифаля: «Я готов принять этот бой».

Мужчины, глядя на это, улыбаются: «Вот как, оказывается, романтично женщины представляют себе наши чувства!»

Ни мужчина, ни женщина не врут. Они оба играют сцену честно, исходя из своей внутренней правды. Разница лишь в том, что мужчина может реально примерить на себя ситуацию, где есть реальный риск погибнуть или остаться калекой, а женщина, как бы она ни старалась, в состоянии примерить на себя лишь свое представление о ней.

И слава Богу. Мы — действительно разные. И назначения в этой жизни у нас тоже разные.

К чему это я?

А к тому, что не надо пытаться «понять» своего сына (или своего мужчину) изнутри — мы все равно его не поймем. В лучшем случае, это будут мамины (женские) представления о его чувствах и желаниях.

И поэтому нам не надо пытаться его «понять», а надо уметь спрашивать.

И еще одно, пожалуй, самое важное здесь замечание: отпустить сынаэто не значит его бросить!

С членом семьи — и прежде всего со своим сыном-подростком — необходимо разговаривать. Но это не должен быть монолог «Ой, как я устала! Сегодня у меня на работе…» Сыну-подростку, находящемуся на пороге взрослой жизни, накануне отделения от нас и обретения самостоятельности, гораздо важнее быть выслушанным, чем быть нашей «жилеткой».

Если наш ребенок не сомневается, что нам по-настоящему интересна его жизнь, и он видит нашу включенность и непосредственную реакцию на то, что он нам рассказывает, то он сам в процессе рассказа начинает понимать и осознавать многие вещи, которые был бы не в состоянии понять, не проговорив их.

Контактэто не отсутствие собственной территории и собственного пространства. Напротив, контакт предполагает отношения и взаимодействие между двумя полноценными личностями, у каждой из которых есть своя собственная насыщенная жизньувлекательная и яркая. Контактэто привычная радость быть вместе и постоянно обновляющийся интерес к другому человеку. Это когда люди счастливы быть рядом друг с другом, и когда каждый из них по-настоящему интересен другомус его внутренним миром, радостями, трудностями и желаниями.

Маме нужно постоянно иметь достаточно подробную информацию о том, что происходит в школе, независимо от того, есть там проблемы или их нет, а не тогда, когда «гром уже грянул». Как показать ребенку, что его жизнь нам интересна? Какие задавать вопросы, кроме банального «Как дела в школе?», «Исправил ли математику?», «Чем кормили на обед?» и «Остались ли карманные деньги?»

Сейчас интернет изобилует длиннющими списками вопросов, которые правильные родители должны задавать своим детям. Вопросы, по большей части, действительно хорошие, но запомнить их невозможно. Поэтому здесь важно не вызубрить, чтобы не пришлось заглядывать в шпаргалку под обеденным столом, а просто понять их простой принцип.

Эти вопросы состоят как бы из четырех блоков (внимание, это еще не вопросы: это только блоки, каркас!):

  1. Как жизнь?
  2. Что в жизни происходит?
  3. Что хочется изменить?
  4. Помощь нужна (Я могу тебе чем-то помочь)?

Как мы понимаем, вопросы не должны идти конкретно в этой последовательности.  Если на вопрос из серии «Как жизнь?» мы получаем ответ «Хреново!» или «Достало все!», то это повод порасспрашивать человека поподробнее или, возможно, сразу же предложить свою помощь. Естественно, сходу начинать с предложений помощи или с вопроса о том, есть ли у ребенка желание что-либо изменить, не стоит.

Теперь подробнее о каждом из четырех блоков вопросов.

Блок «Как жизнь?»

В него могут входить самые разные вопросы, посвященные настроению и состоянию человека на сегодняшний день, в том числе и вопрос «Как жизнь?». Некоторые хорошие психологи советуют прямо в лоб задавать следующий вопрос: «Ты счастлив?» В принципе, очень даже возможный вариант. Если в семье раньше не было традиции задавать подобного рода вопросов, поначалу наш подросток будет слегка озадачен, и ему будет сложновато ответить.  Через какое-то время он привыкнет отслеживать свое состояние, и в дальнейшем камертоном в самых разных сферах жизни ему будет служить именно его личное состояние счастья или несчастья. В принципе, всем нам хорошо бы периодически задавать себе вопрос о том, счастлив я сейчас или нет, и в первую очередь — маме подростка.

Можно спросить ребенка «Какое у тебя сегодня настроение?» или «У тебя сегодня все в порядке?» Если мы сразу же по нему видим, что у него что-то не так, то можно тут же и уточнить: «С тобой все хорошо? А то мне показалось, что что-то не так…»

Блок «Что в жизни происходит?»

Здесь, как уже понятно из самого опроса, нас интересует событийный ряд жизни нашего ребенка. Можно спросить «Что происходит?», а можно спросить «Что сегодня у тебя было особенно интересного?» Если ребенок ответит «Не знаю», то нужно быть готовой самой поделиться тем, что лично вам в этот день показалось наиболее интересным, и, конечно, это должно быть правдой.

Можно спросить и следующее: «Что тебя сегодня особенно вдохновило (вдохновляет)?», или «Что сегодня особенно зажигает?», или «Что сегодня, по твоему мнению, было круче всего?», или «Что в жизни суперского происходит?», или «Что за сегодняшний день произошло самого лучшего?» И это также вопросы, чрезвычайно интересные и для самой мамы в ее жизни.

Чтобы ребенок не приучался вытеснять все неприятное и, вопреки своим собственным чувствам, делать вид, что у него всегда все супер, нужен и противоположный вопрос: «А что сегодня было самого поганого (противного, неприятного, худшего, мерзотного)?» Понятно, что градус слов-эпитетов вы выбираете в зависимости от состояния вашего сына или дочери. И опять-таки надо быть самой готовой честно рассказать, что лично вам больше всего не понравилось в сегодняшнем дне.

Этот блок вопросов позволяет ребенку учиться давать адекватные оценки происходящему, не думая о том, как они будут восприняты другими людьми.

В этом же блоке вопросов можно поинтересоваться и жизнью друзей нашего ребенка, узнать, как у них дела, как себя чувствует бабушка Васи, произошло ли у Кости примирение с его мамой, и разрулилась ли у Миши ситуация с геометрией. Друзья-сверстники — это большая ценность в подростковом возрасте, поэтому ребенок будет благодарен за проявление интереса к жизни его друзей.

Блок «Что хочется изменить?

Если у вас в семье уже достаточно давно сложилась привычка задавать друг другу такие вопросы, то можно задать вопрос именно так, как он выглядит в названии блока. Если такой привычки пока нет, то можно начать с себя. Например, «Ты знаешь, я тут подумала и поняла, что однозначно хочу изменить мой режим дня. Я что-то катастрофически не высыпаюсь, потому что начинаю отвечать на сообщения и смотреть новости друзей только после одиннадцати вечера. Затягивает. А потом хожу, как лунатик, и к вечеру никакая. Перенесу свои соцсети на утро. А у тебя есть что-то, что тебе хочется  изменить?».

Этот блок очень важен, потому что он приучает ребенка к мысли о том, что в жизни можно и нужно постоянно что-то менять, и что именно мы сами принимаем решения по поводу необходимости тех или иных перемен и, конечно, имеем на это право.

Блок «Помощь нужна»?

Это последний блок, потому что для того, чтобы подросток откровенно поделился с нами своей проблемой, в которой ему нужен совет, поддержка или помощь, он должен понимать, что он нам по-настоящему интересен. Кроме того, все предшествующие блоки вопросов предполагают уважение с нашей стороны как лично к нему, так и к его миру. И, наконец, признание нами «не-идеальности» того, что мы делаем, и выражение готовности что-то в своей жизни изменить, дает возможность нашему подростку рассказать о том, что «не-идеально» и у него самого.

Как мы понимаем, предложенные блоки вопросов — всего лишь подсказки для структурирования нашего искреннего интереса к жизни ребенка. Блок «Что происходит?» — самый вариабельный по количеству и содержанию.

Но как же часто родители вообще не в курсе, чем живут и дышат их дети!

Нам приходилось встречаться с семьями, где родители понятия не имели, какие фильмы сейчас смотрят подростки, наивно советуя им посмотреть вместо «Мстителей» и «Как приручить дракона»… мультики  своего детства «Ну, погоди!»  и «Медвежонка Умку»!  Не хотим сказать ничего плохого о старой доброй мультипликации советских времен, но нельзя предлагать подростку смотреть то, что шло …дцать лет назад, не проявляя при этом интереса к тому, чем реально интересуются нынешние дети.

Да и маме иногда полезно предложить сыну сходить вместе с ней на очередную серию «Мстителей». Конечно, хорошо бы иметь в виду, что ваш ребенок по-настоящему оценит такой порыв с вашей стороны, если узнает, что вы посмотрели без него все предыдущие серии «Мстителей» или, в крайнем случае, прочитали их содержание. И тогда ему будет по-настоящему приятно побыть в роли эксперта, отвечающего на ваши вопросы по поводу некоторых непонятных вам деталей и подробностей, и дающего вам необходимые пояснения по сюжету.

Мы уже сейчас предчувствуем комментарии некоторых читательниц, которые совершенно справедливо возразят, что у них нет столько времени, чтобы проживать и свою собственную жизнь, где дел невпроворот, да еще и жизнь своего подростка. Мы согласны, что темп и ритм нынешней жизни несказанно возрос. Всем нам приходиться постоянно ускоряться, чтобы «всё успеть», но при этом очень важно определить для себя, что конкретно включает в себя это наше «всё» и расставить свои личные приоритеты. Как правило, если мы признаём приоритет семьи, то все остальное автоматически находит свое место. Ведь время, когда мы нашим детям по-настоящему нужны, скоро кончится…

И нет никакой необходимости выделять целые часы на долгие беседы со своим ребенком: на это у нас действительно нет времени.  Но ему достаточно, если мама скажет: «Ну вот. Это время — полностью наше, даже если у нас только полчаса. Я так рада, что мы можем от всего отвлечься и побыть вместе!» Но в этом случае позаботьтесь о том, чтобы обещанные ребенку тридцать минут действительно были посвящены только ему. Поставьте телефон на режим без звука и не хлопочите во время разговора по хозяйству. Общение — так общение. Если уж мы задаем вопрос, то наш подросток должен понимать, что нам важен ответ!

А вообще мы уже давно намекаем, что все эти вопросы, задаваемые подростку, — отличная «психотерапия», в том числе и для личного пользования. И хороши они в любом возрасте, как отличный способ понять, где я сейчас реально нахожусь и куда направляюсь. И это мотивирует к осознанным действиям и наполняет энергией.

Мне очень нравится периодически задавать себе самой такие вопросы. Они многое расставляют по местам, отсекают ненужное, приучают не прятать от себя проблемы, которые нужно было решать еще вчера...

Книга, которая должна выйти через несколько месяцев, посвящена подросткам и рассказывает о том, как им помочь противостоять травле.

Мы не можем уберечь нашего ребенка от проблем и жизненных ударов, и, чем дальше, тем больше ему придется соприкасаться с неожиданными ситуациями с непредсказуемым развитием.

Но мы можем уже сейчас подарить ребенку островок стабильности в этом нестабильном мире: нашу любовь, наше принятие его таким, какой он есть, нашу поддержку и готовность немедленно прийти на помощь, как только ему понадобится наше участие и наш жизненный опыт.

Чувство собственного достоинства любого человека — это, прежде всего, отражение того, насколько семья, в которой он воспитывался, ценит сама себя, как некое целостное поле, и каждого из своих членов по отдельности. Семья — это самая древняя структура, и ее сплоченность способна творить чудеса, особенно, когда кем-то из ее детей любого возраста проживается трудный период.

И именно семья и только семья может подарить счастье безусловного принятия тебя близкими любящими людьми и счастье безусловного знания, что, если твоя семья,большая или маленькая,с тобой, то все у тебя будет хорошо.

НАДЕЖДА ВЛАДИСЛАВОВА