Берег Силы
Европейский тренинговый центр
27 ноября  • 

Счастье — когда тебя не взрывают

Этим летом в Киеве должен был состояться III ежегодный Фестиваль НЛП в Украине, куда одним из спикеров пригласили Надежду Владиславову, мою жену. Предстоящее выступление было посвящено счастью. Надя поехала вместе с сыном Георгием. И ответ на главный вопрос: что такое счастье? – лаконичный и ясный – пришел почти сразу после их прилета в Киев. Фестиваль срочно отменили. Сообщили, что в месте, где должны были собраться 4000 человек, подложена бомба. Полиция, служебные собаки, оцепление… Для организаторов фестиваля – конечно, это катастрофа. А вся наша семья замерла, а потом выдохнула с облегчением. Все-таки истинное счастье – это когда тебя и твоих родных не взрывают.

Надя это отлично знает. Ее мастерство психолога рождалось и оттачивалось в экстремальных ситуациях. В период «антитеррористической операции» в Чечне, где она больше двух лет в истерзанных войной поселках, порой под обстрелами и бомбежками, работала психологом во французской международной миссии «Врачи мира», облегчая страдания мирных жителей. В центрах реабилитации наркозависимых и бывших воинов-«афганцев». В обществе, борющемся против насилия в семье. В Службе спасения в Москве. И много где еще. Поэтому первое название авторской школы экстремальной психологии Надежды Владиславовой, название, которое дали ей наши коллеги из Санкт-Петербурга, было «Русское боевое НЛП».

Как-то один военный психиатр, не желая нас с Надей обидеть, простодушно сказал: «Психологи – это такие люди, которые должны заболтать клиента, пока не подойдут настоящие специалисты». Мы тогда долго смеялись, и теперь улыбаемся, вспоминая этого «настоящего специалиста» со шприцем и таблетками. Потому что, когда в катастрофе на подводной лодке «Курск» в Баренцевом море погибли больше 100 человек, именно Наде, специалисту в экстремальном НЛП, пришлось готовить психологов и врачей-психиатров Североморска, которые поддерживали родственников попавших в смертельную западню моряков, а позже, когда подтвердилось худшее, плечом к плечу с ними же должны были переживать страшные ситуации опознания поднятых со дна останков. И обученные Надей офицеры с честью справились со своей задачей. Именно нам – и в первую очередь Наде - выпало, вместе с коллегами из МЧС, работать на Дубровке в Москве в 2002-м с близкими заложников «Норд-Оста» и с самими заложниками, спасенными из террористического плена. И мы на практике убеждались, как работает Надино «боевое НЛП», и что помогает тем, кто оказался в беде, а что нет.

И теперь Надежда Владиславова, оставаясь подвижником и патриотом НЛП, занимается счастьем. Каким оно бывает? От чего зависит? Можно ли его по желанию обрести? Как сохранить и преумножить? И кому же говорить об этом, кому учить быть счастливыми, как не человеку, который большую часть своего профессионального пути посвятил спасению тех, кто по разным причинам – боевые действия, террор, катастрофы, болезни, личные несовершенства и роковые ошибки – был лишен этого дара! Дара быть счастливым.

Для этого Надя вместе со мной и нашими помощниками открыла в Рое (Латвия), насколько я понимаю, первую в ЕС постоянно действующую авторскую школу НЛП – Европейский тренинговый центр «Берег Силы», куда приезжают русскоязычные люди со всей Европы: из России и Украины, из Белоруссии и Латвии, из Эстонии и Германии … Ведь нас, говорящих на русском, языке интернационального общения, и упорно ищущих счастья, много по всему миру.

Я, конечно, гордился ее приглашением в Киев на фестиваль НЛП, который тоже задумывался как русскоязычный и международный, - и одновременно ясно понимал, что моя жена эту честь полностью заслужила. Она невероятный человек – глубокий и легкий, летающий, восторженный и реалистичный, прямой, твердый в своих принципах и гибкий, мягкий по отношению к людям. Психотерапевт каких мало. И чудесный тренер в области нейро-лингвистического программирования, отправившая в новый путь по жизни тысячи учеников. Один из них – я.

Вот какое предисловие я написал к ее первой книге о нейро-лингвистическом программировании, где она описывает первую ступень - курс «НЛП-Практик», которая вышла 10 лет назад в киевском (и это символично!) издательстве «София».

«Эта книга уникальна. Это школа. Знаете, в спорте, в гимнастике или в фигурном катании существует школа — и произвольные выступления. Мастера спорта часто «горят» на школе. И мастера психологии тоже. «Ведь, - говорят они, - школа — это трафаретно, это ожидаемо, это одинаково для всех. А мы вам покажем нечто необыкновенное!»

В НЛП не получается необыкновенного, если нет хорошей школы. Так, один конфуз.

Как правило, настоящие профессионалы в области НЛП не находят времени, чтобы описать школу. Они слишком востребованы практикой. Но Надя, при всей своей занятости, нашла и время, и силы — спасибо ей за это! Спасибо от таких же читателей, каким еще десять лет назад был я, у которых нет классического психологического образования, и значит, связанных с ним предубеждений и ограничений (они легче смогут поверить и научиться), от читателей, которые считают себя «и так» психологами и, возможно, уже умеют крутить замысловатые психологические пируэты, но вот не падать при этом — еще не получается.

Им «НЛП-Практик» просто необходим.

Мне повезло. До встречи с Надей я вообще мало смыслил в психологии. И тогда я даже представить себе не мог, насколько я, человек состоявшийся, состоятельный и, как мне представлялось, весьма успешный, на самом деле был неуспешен в своей жизни. Я строил жизнь на постоянной борьбе — и, надо признать, постоянно выигрывал.

Но, видит Бог, сколько шрамов оставалось после этих схваток, сколько огорчений они мне доставляли, сколько было потерь! В результате — непроходимая скука, которую нельзя было разогнать ни работой, ни загранпоездками, — ничем. Жизнь казалась утомительной, недоброй. Тогда я еще не знал, что жизнь может быть такой, какой я ее мог и хотел видеть.

НЛП в авторской редакции Нади изменило мой мир. В нем, как в детстве, снова стали появляться краски, звуки, запахи. Я вновь учился чувствовать - о чем давно и думать забыл, чтобы не испытывать боли от ударов, своих и чужих. А были ли эти чужие удары? Или это я сам лупил кулаком и головой в построенную мною же самим стену?

Оказалось, что так оно и было. Оказалось, что жизнь устроена совсем по-другому — не как взаимный мордобой, а как танец. Оказалось, что в жизни можно не только чего-то добиваться, но и получать удовольствие от своих достижений. Оказалось, для того, чтобы быть счастливым, нужно было всего лишь научиться мыслить и действовать как счастливый человек.

Это было потрясающим личным открытием, сродни открытию нового материка. Беда только в том, что добраться до своей земли обетованной можно было только самостоятельно и только вплавь. Круизные теплоходы туда не возили. Терпение и труд, терпение и труд — в овладении психологической азбукой, а потом и всей школой. Господи, за что мне это?! И я получил ответ, прочитал у патриарха Гермогена: не за грехи посылаются трудности людям, а ради грехов наших. «Ради!» Стало легче.

Под руководством жены (не мог же я перед ней ударить в грязь лицом!) школа была освоена. А потом и «институт», и высший пилотаж. У меня появились свои ученики. И тем не менее чуть ли не каждый день приходится напоминать себе простые истины и приемы Надиного «НЛП-Практика». Потому что, вопреки народному поверью: «мастерство не пропьешь», — любое мастерство, а особенно мастерство жить, растерять довольно просто. Утратив связь с истоками, оно теряет силу и тускнеет, как любое стоячее озеро в конце концов затягивается тиной. У нас, психологов-практиков, слишком много таких примеров.

Эта книга — и я это знаю на собственном опыте — поможет не только начинающим нэлперам, но и мастерам НЛП оставаться на плаву в постоянном путешествии к своему материку.»

Что к этому сегодня мне хотелось бы добавить? Несколько соображений.

НЛП – это свод принципов, на которых может строиться успешная жизнь. Хотя, если всмотреться, они чрезвычайно просты.

Человек живет в сконструированном им же самим мире, который он может видеть, слышать, чувствовать и как-то себе объяснять. Но он не очень в нем ориентируется (прошу прощения у особо одаренных), потому что недостаточно знает самого себя. Многие из нас похожи на амбициозного, напористого и полного иллюзий Буратино, который получил от папы Карло одежду, колпачок и азбуку – и тут же отдал умную книгу за билет на веселое кукольное представление.

Тем не менее, как ни странно, он поступил правильно, как во всех случаях правильно поступаем и мы – но «правильно», исходя из своего сегодняшнего опыта и только того потенциала, который нам доступен. И Буратино, как всегда и мы (что бы некоторые из нас ни думали по этому поводу), хотел как лучше. А вот как сделать по-другому и как будет лучше, Буратино и мы пока просто не в курсе, знание этого сокрыто в сумерках нашего бессознательного. Отсюда и результаты. «…А получилось как всегда».

Однако свой потенциал можно и нужно развивать – и у каждого из нас (а не у тренера, который нам всего лишь помогает!) есть все возможности и ресурсы для необходимых нам изменений.

И мир – не тот, что мы по наивности своей выдумываем и подстраиваем под свое несовершенство, а та грандиозная, загадочная и любящая нас Вселенная, где мы реально существуем, - готов нам всемерно помогать в этом.

Вот, по сути, почти и вся «теория», вполне доступного размера, – как думать приятнее и полезнее. Укрепляющая наше убеждение в первичности мысли, слова и делания человека, который наконец-то возвращается на уготованное ему в мироздании место.

НЛП – это не наука. Говоря это, я вовсе не ставлю идеалистическую концепцию, которую исповедую, ниже так называемого «научного знания» и «объективной истины». Хотя бы потому, что убежден: научного знания о человеке и мире не существует. Наука так же занимается мифотворчеством, как и искусство, религия, политика и психология, в том числе НЛП. Просто предмет изучения науки – материальные, осязаемые, процессы и объекты, на основе наблюдения и препарирования которых ученые пытаются делать более или менее правдоподобные и стройные обобщения, создавать метафоры и мифы, которые все равно периодически им приходится менять. А предмет психологии, учения о душе, – идеальные (умственные и чувственные) проявления человека в его отношениях с миром, на основе которых НЛП творит свои мифологемы.

НЛП - это и исследовательский, и практический, активный, деятельный подход к жизни.

НЛП занимается нужными нам изменениями (конечно, если мы понимаем, что они нужны). И в этом плане его «теория» работает. Во всяком случае, в нашей с Надей судьбе, а также в судьбах сотен наших учеников и коллег, для которых это - образ жизни, вытекающий из уже описанных мной и других простых принципов. Ты сам создаешь то, что тебя окружает, и то, что с тобой происходит. И в свои победы, и в поражения вкладываешь примерно одинаковое количество ресурсов: времени, труда и эмоций. Смысл всех твоих действий – не в том, что ты планировал, а в реакции, которую получил. Если тебя не устраивает твой мир – измени прежде всего себя.

Именно поэтому я не люблю это словосочетание - «нейро-лингвистическое программирование» и со скрипом терплю аббревиатуру «НЛП». Для меня, получившего за 20 лет работы в практической психологии некоторый опыт, они уже в полной мере не отражают суть того, чем мы занимаемся. А занимаемся мы рукотворным волшебством. Грамотным чудотворением. Не зря же первая книга создателей НЛП Дж.Гриндера и Р.Бэндлера очень символично называлась «Структура магии».

Поэтому: чему лично меня учит отмена фестиваля НЛП в Киеве?

Что Надины размышления по поводу счастья, возможно, должны были прозвучать не с круговой сцены в зале, где собрались 4000 любопытствующих, а в другой аудитории, где ее смогли бы услышать люди, всей своей жизнью более подготовленные к этой теме.

Что человек (и об этом я говорил недавно на курсе по универсальному управлению) не должен быть рабом своей цели. Если Вселенная нас любит – а в этом у меня нет сомнений, - то она обязательно предложит что-то еще. И гораздо лучше.

И последнее: для меня доклад состоялся. Как говорится у нас в НЛП, «не бывает неудач – есть только полученный опыт». И несостоявшийся взрыв в огромной толпе, где должны были находиться моя жена и 15-летний сын, явно трудно признать неудачей. Это и правда опыт. От которого я уже испытал настоящее счастье.

ВЛАДИМИР ВЛАДИСЛАВОВ