Берег Силы
Европейский тренинговый центр
Ноябрь 30  • 

Зачем нужен «принудительный отпуск»?

Прошло полтора месяца с того момента, как, по непонятным причинам, сорвался «Международный Фестиваль НЛП» в Киеве, - как говорят, из-за заложенной в зале бомбы.

Я описывала этот неожиданный поворот событий в одном из своих предыдущих постов, обещав продолжить эту тему, как только мне станет ясно, зачем данный опыт был дан.

Теперь, кажется, уже пора.

Начну с того, что мы с моим пятнадцатилетним сыном Георгием потрясающе провели время в Киеве – удивительном городе, который, по своей красоте, атмосфере и количеству культурных памятников достоин самого пристального внимания. К тому же, Киев связан с многовековой историей нашего рода - одновременно по нескольким линиям, но это уже отдельная тема.

Как только мы с Георгием окончательно поняли, то Фестиваль не состоится, то немедленно захотели дойти до Киевского музея русского искусства, но вместо этого по дороге «осели» на Майдане, где зимой 2014 года во время небезызвестных событий мы с сыновьями, тогда еще совсем детьми, провели три незабываемых дня. Именно в ту самую ночь, когда мы с ними отъехали назад в Москву, радостные и уверенные, что, раз теперь ОМОН студентов не бьет, то все будет хорошо, и началось самое «пекло»…

Все изменилось с тех пор: баррикад больше нет, на самом Майдане идет бойкая торговля. По атмосфере Майдан, на этот раз, к сожалению, немного напомнил мне центр Москвы 90-х, где слегка «приблатненные» владельцы прирученных ястребов-«фотомоделей» готовы друг друга порвать за «лохов-клиентов». И при этом тут же, рядом - много памятных досок в честь тех, кто погиб во время недавних трагических событий. Не совсем понятное сочетание, но приходится просто принимать все так, как оно есть... Грустно. Нам с Георгием было очень важно походить по всем тем Майдановским местам впервые после 2014 года – «Помнишь, вот тут стоял ОМОН с щитами и дубинками?», «Помнишь, вот тут была самая большая баррикада?», «Помнишь, вот тут, и тут, и тут нас приглашали погреться у костра и кормили супом из котелка, а около Михайловского собора угощали мандаринами?».

Надо сказать, что в Киеве русская речь гораздо более в ходу, чем украинская. Это по поводу так называемой «нетерпимости к русским». Все к нам обращались по-русски, хотя я рада и «всегда готова» ответить по-украински: украинский язык совершенно естественно прижился во мне двадцать пять лет назад за два года моей работы в Украине (как теперь латышский язык - в Латвии). Два единственных места, где мне удалось блеснуть своим умением свободно общаться по-украински – это пограничный «паспортный контроль» после выхода из самолета и Киевский исторический музей.

В первый же вечер мы встретились с близкими друзьями – актрисой Ириной Мельник и ее мамой, Верой Никифоровной Мельник. Вера Мельник - знаток великого философа Григория Сковороды и автор нескольких сценариев к фильмам о нем, победивших на всевозможных культурных конкурсах. Это две потрясающе красивые, образованные, добрые и талантливые женщины. Радостная, теплая и хлебосольная встреча, как будто вчера расстались… Полное ощущение, что в Киеве есть близкие родственники, и не просто родственники, а родственные души. Ирочка на следующий день улетела по делам в Израиль, а с Верой мы так и встречались каждый вечер до самого нашего отлета – не могли расстаться!

Киевский музей русского искусства – действительно уникальное место по богатству своей коллекции. Как будто это «музеи-побратимы» с нашей Третьяковской галереей. Многие работы известных с детства художников мы увидели впервые. Было сложно предположить, что художник Николай Ге может быть таким ярким и жизнерадостным, как в портрете «малороссийского» мальчика в «вышиванке». А большие полотна В.Д.Поленова, к которым в «Третьяковке» имеются только эскизы, оказывается, живут в Киеве! Именно здесь находится в эскизе наш «старый знакомый» Стрелец к полотну В.И.Сурикова «Утро стрелецкой казни», занимающему полстены в Третьяковской галерее, в «Суриковском» зале. Шикарные и совсем неизвестные у нас работы В.В.Верещагина… В общем, от Киевского музея русского искусства тоже исходит особое ощущение «родственности», как после встречи с нашими давними друзьями.

А на следующий день мы были в Киевском историческом музее. И там к нам присоединились три участницы моего недавнего семинара «НЛП-Практик» - Леся, Янина и Инна (у Леси и Янины еще и их дочки, – Дарина и Алиса, - прошли у нас специальный тренинг для подростков «На пороге взрослой жизни»). Они обучались у нас в Латвии в Европейском тренинговом центре «Берег Силы», а теперь специально приехали в Киев из Черкасс, узнав из фейсбука, что мы с Георгием здесь. Так приятно! За четыре часа мы вместе с ними облазали весь Исторический музей, от которого тоже море впечатлений, потому что история-то у России и Украины – общая, и от этого – опять (такое знакомое!) ощущение родственности и близости, но оно уже связано с близкородственными отношениями между нашими странами. Конечно, потом мы с Черкасскими красавицами-коллегами весело и вкусно пообедали в небольшом и «стильном» ресторанчике на Подоле.

Четвертый день был посвящен М.А.Булгакову, то есть, изучению его музея на Андреевском Спуске – дома под номером 13, где семья писателя провела 15 лет. Тот «дом с кремовыми шторами» был описан Булгаковым и в романе «Белая гвардия» (по которому потом им же была написана пьеса «Дни Турбиных»). Кстати, именно роман «Белая гвардия» Михаил Афанасьевич, оказывается, считал самым удачным из всего, что он когда-либо написал, и больше всего его любил. Естественно, накупили в музее неподъемное количество книг… Благо, Георгий в свои пятнадцать лет - уже высокий и сильный молодой человек! И снова ощущение родственности. Булгаков – один из моих любимых писателей еще со школьных лет.

По «Мастеру и Маргарите» я писала сочинение на выпускном экзамене в восьмом классе, то есть, тридцать восемь лет назад (тема сочинения называлась «Книга, о которой хочется рассказать»). Роман «Мастер и Маргарита» незадолго до того произвел на меня сильнейшее впечатление: в России он был еще «полузапрещенным», и, естественно, эту книгу невозможно было достать. Мне подарил ее Гия Тархан-Моурави, потомственный грузинский князь и преподаватель физики в Тбилисском университете. Он щедро преподнес мне «Мастера и Маргариту» вместе с еще одним настоящим сокровищем - диском рок-оперы «Jesus Christ Superstar». За что такая честь? За исполнение мною (в четырнадцатилетнем возрасте!) под фортепиано старинных русских романсов… Князь Гия, с которым мы тогда были едва знакомы, растрогался, и после его отъезда из Москвы в Тбилиси мне передали от него те бесценные дары!... Спасибо ему и дай Бог здоровья и счастья всей его семье! Естественно, я написала Гие письмо с благодарностью, и мы с ним потом долго переписывались, обращаясь друг к другу на «Вы». Вот какая у меня долгая и многоплановая личная история, связанная с творчеством Булгакова… И почему-то мне никогда не приходило в голову, насколько Булгаков сильно был связан с Киевом…

Четыре вида незабываемых встреч в Киеве за несколько дней: с любимыми друзьями, с любимыми художниками, с любимой историей и с любимой литературой. Если бы «Международный Фестиваль НЛП» состоялся, то ничего этого не было бы… Была бы только блестящая профессионально-гламурная тусовка, безусловно, очень важная и нужная, но той глубины чувств, которую мы испытали с Георгием за проведенные в Киеве дни, конечно, не случилось бы.

В последнее время я живу в бешеном ритме и, похоже, это один из жизненных вызовов на данном этапе. Но как же порой не хватает такого вот «замедления», испытанного нами с сыном в Киеве, чтобы прочувствовать свои корни и связь всего - со всем… Когда бы мы еще нашли возможность поехать в Киев просто так, - чтобы встретиться с близкими людьми, побродить по музеям, просто оглядеться по сторонам и посмотреть, как и чем люди живут, какие изменения происходят в памятных для нас местах? Когда бы еще мы нашли возможность осознать, как глубоко все это связано с чьей-то юностью и отрочеством, с чьим-то детством и предками?… И как это впоследствии отразится на потомках? - Ведь не случайно в Киеве мы оказались вдвоем с Георгием, - одним из наших четверых детей…

Тема моего запланированного и несостоявшегося двухчасового выступления на «Киевском Фестивале НЛП» называлась «Восемь видов счастья и пути к ним». Я в этой теме живу уже давно. Неоднократно проводила по ней мастерские и у себя в центре «Берег Силы», и в Московском государственном институте международных отношений, и в Праге, и в Минске. Каждый раз эти мастерские - разные, в зависимости от того, чем именно живут те люди, с которыми мы встречаемся в конкретной аудитории и в конкретном пространстве-времени. Рассказывать о счастье – это для меня тоже один из видов счастья, потому что я люблю делиться своим состоянием. С Божьей помощью, а также благодаря мужу и всей нашей большой семье, я – очень счастливый человек. И именно Бог на этот раз почему-то решил, что, вместо того чтобы рассказывать о счастье, мне нужно просто побыть счастливой, причем в свободном полете и без каких бы то ни было обязательств и рамок. Ему всегда виднее! Вот уж счастье так счастье, давно такого не было: «расслабушный эндорфин» в чистом виде, которого мне действительно ощутимо не хватало в последнее время!

Но это не все, хотя с головой хватило бы и того, о чем уже мною рассказано. Есть и еще профессиональный результат! Сразу же после Киева мною было принято решение создать видеокурс о восьми видах счастья (и путях к ним). Мне стало понятно, что не все желающие у нас обучаться имеют средства и возможности приезжать к нам в Латвию на «Берег Силы», по крайней мере, так быстро, как им хотелось бы, хоть и мечтают об этом. Нужна какая-то временная альтернатива. Ну и вот, очень скоро для тех, кто не может к нам приехать по разным причинам, появится возможность недорого приобрести на нашем сайте мою «Мастерскую счастья».

И работу моего You-ube канала мне захотелось несколько переиначить. Меня вдруг осенило, что теперь, когда у канала, появившегося сравнительно недавно, есть уже четверть миллиона просмотров, мне важно давать возможность на нем делиться чем-то важным и ценным своим любимым соратникам-коллегам – Владимиру Владиславову, Валерию Морозову, Юлии Крепак-Орловой, Александру Юнину, Николаю Бензеруку, Сабине Ахмедовой...

И, наконец, теперь я осознанно прекращаю пропагандировать «НЛП в чистом виде»: слишком много не очень хороших злоупотреблений этим сильным методом в целях манипуляций сознанием человека и обретения его доверия в корыстных целях. Мне надоело всем объяснять, что НЛП – это совсем не то, за что «некоторые» его выдают. К сожалению, раз «некоторые его за это выдают», значит, оно и такое - тоже… Просто нам хотелось бы видеть всё НЛП таким, каким его понимаем и принимаем мы, хотя все же следует отделять то, что есть на самом деле, от своих проекций, – как негативных, так и наивно-идеализирующих.

Нож должен быть острым, и с этим поспорить сложно, но самое главное – в чьих он руках.

Теперь на своем канале я буду делать акцент не столько на самом методе НЛП как таковом, а скорее на том, зачем он нам, нормальным и порядочным людям, нужен. На том, куда, используя НЛП как инструмент, можно прийти, и, в частности, – как, используя этот метод (вместе с другими методами быстрого воздействия на психику), можно прийти к состоянию счастья. И дальше – жить, любить, достигать и творить на его энергии, на энергии счастья. Ведь НЛП – это всего лишь гениальная модель работы многих великих психологов и других суперуспешных профессионалов, некоторые из которых, кстати, были сильно обижены на «отцов и основателей» Дж.Гриндера и Р.Бендлера за то, что последние, продвигая свое детище, частенько забывали упоминать первоисточники и модели, из которых оно выросло.

Говоря о методах и путях, помогающих нам приблизиться к состоянию счастья, мы не будем повторять ошибки коллег и не будем забывать упоминать первоисточники, в том числе, и само НЛП, а также те направления и области, откуда НЛП ту или иную технику или концепцию позаимствовало. Хотя, конечно, со времен своего возникновения метод бесконечно развился, обогатился и во многом стал неузнаваемым для своих, теперь уже солидных, «отцов и основателей». Подумать только: они ведь первый том «Структуры Магии» вышел в 1975 году, то есть, почти сорок пять лет назад! Можно только догадываться, как много с тех пор было поводов для привнесения в метод чего-то нового, свежего и актуального для той или иной области работы с человеческой психикой.

Зигмунд Фрейд до конца жизни так и не признал за своими учениками, права на их собственное видение психоанализа и возможности поделиться этим своим особым видением с другими. Но это не помешало Густаву Юнгу остаться в истории психологии как Густаву Юнгу, Альфреду Адлеру - как Альфреду Адлеру, Эрику Берну – как Эрику Берну. Не все ученики Фрейда были готовы к тому, чтобы быть только внутри его метода и при этом никак его не развивать: это было драмой жизни «отца психоанализа»... Наверное, такова беда многих «отцов и основателей». Им трудно признать и принять, что их детище, если оно оказалось востребованным, растет и развивается, во многом уже независимо от них, перерастает их и живет своей отдельной жизнью. Примерно это и происходит и с НЛП.

Но отвлекусь от глобальных размышлений по поводу НЛП и вернусь к подведению конкретных итогов по нашему спонтанному Киевскому трехдневному отпуску.

«ОТПУСК» - это когда мы «ОТПУСК-аем» себя в свободный полет. «Отпускаем» – то есть, ничто не держит наши мозги на привязи или в привычных рамках. И только такой «отпуск» может дать необходимое обновление, перезагрузку и свежие творческие идеи.

Возможно, я когда-нибудь более подробно поговорю об этом на моем видеоканале, а также в обещанном видеокурсе о счастье, рассчитанном на несколько часов.

В общем, ничто не случайно. Конечно, жаль, что запланированное грандиозное мероприятие, к которому я серьезно готовилась, не состоялось, - мы глубоко сочувствуем организаторам, но это уже их особая история, которая именно им зачем-то была дана, как наша с Георгием - нам.

Теперь я ясно вижу, что лично для меня в летнем гостеприимном Киеве, состоялось нечто большее, чем предполагавшееся выступление перед многотысячной аудиторией. Вместо встречи с людьми, пришедшими послушать спикеров, произошла наша встреча с многовековой культурой, историей, а также пространством и временем, соединяющим Россию и Украину.

Испокон веков все, что происходит в политике, кажется важным только в тот короткий момент, когда оно происходит в реальном времени, и пока средства массовой информации из кожи лезут вон, чтобы сформировать из чего-то некое грандиозное событие. Но потом политика и политики, которые ее делают, навсегда забываются, «пена дней» уходит в небытие, а остаются только наши глубинные корни, искусство и истинные человеческие отношения. Нам с Георгием было важно в очередной раз это осознать и прочувствовать.

Как же хорошо, что наши заготовленные планы иногда самым неожиданным образом срываются, чтобы дать место чему-то более важному…

Надежда Владиславова